Beastie Boys. Старики-разбойники
19 августа 2011, 19:52 Авторы: Николай Редькин

Beastie Boys. Старики-разбойники

Двое из трех участников Beastie Boys - Mike D. и Адам "Ad-Rock" Горовитц рассказывают об элитном алкоголизме, Зале Славы Рок-н-ролла и курсах сыроварения.

Прежде, чем мы начнем, задам вам такой вопрос. На "Hot Sauce Committee Part Two" есть трек "The Bill Harper Collection". Это запись с автоответчика, причем голос очень похож на Билла МакМюллена (американский фотограф, сделавший самые известные снимки Beastie Boys - прим. Rap.Ru).

Mike D: Нет, это не он. Это Билл Харпер, наш бухгалтер. Есть всего два человека, у которых долгие отношения с нашей группой, и обоих зовут Билл. Но голос все-таки принадлежит Харперу.



За два дня до выхода "Hot Sauce Committee Part Two" стало известно о смерти Бен Ладена. И я задумался, насколько ваш предыдущий альбом "To The 5 Boroughs" был вдохновлен событиями 11 сентября. А потом в музее современного искусства в Лос-Анджелесе прошла выставка Джефри Дитча, собравшая стрит-арт от Fab 5 Freddy, Lee Qui?ones, Rammellzee и других олдскульщиков, работавших в одно время с вами.


Mike D: Гм, все это реально странно. Сначала Дитч курирует эту выставку, потом убивают Бен Ладена, а потом Beastie Boys выпускают "Hot Sauce Committee Part Two". Дитч, кстати, зачитывает куплет на нашей пластинке.

В любом случае, "Hot Sauce Committee" - это такой мостик в те времена, когда вы начинали?

Адам Горовитч: Думаю, да. Наша предыдущий альбом был инструментальным, обычно мы такое не записываем. А до этого вышел "To The 5 Boroughs", и его, кажется, не поняли. Он был слишком политическим и серьезным.

Mike D:  Дело в том, что мы живем в центре Нью-Йорка и события 11 сентября имели непосредственное влияние на нас. Как любой человек, живущий на Манхеттене, мы впечатлились этим настолько, что необходимо было выплеснуть куда-то эти впечатления. Меня очень затронуло все это. Я жил возле башен. Когда все началось, сложил в рюкзак оборудование и поехал оттуда на велосипеде.

Адам Горовитц: А может, тот альбом просто получился плохим. Нам-то он, конечно, нравился, но если вспомнить, на нем наверняка была куча всякой херни.

Mike D:  Однажды старый еврей-менеджер вышел из пещеры и сказал мне: "Ребята, то, что вы делаете - это ваша карьера. Вы занимаетесь этим всю жизнь". Вспомни Нила Янга: он мог записать совершенно необычный альбом "Trans", который люди прочто не прочувствовали в момент выхода. Но потом он выпускает "Everybody's Rockin", и все ходят на ушах. Тебе приходится мириться с этим. Хотя вроде бы люди говорили, что "Hot Sauce Committee" напоминает им наши лучшие моменты.

В вашем клипе "Make Some Noise" было столько драйва. Да и сам клип потрясающий. Как я понял, Дэнни МакБрайд, Сет Роген и Элайджа Вуд играют вас в прошлом, а Уилл Феррелл, Джек Блэк и Джон Си Райли - вас в будущем.

Mike D:  Вопрос хороший, но я не знаю ответа. Я не знаю даже, почему мы сейчас сидим и разговариваем про клип, снятый 25 лет назад.

Адам Горовитц: Мой друг Сэм сказал мне вчера ночью, что ему очень понравился клип. "Вы взяли свою самую большую проблему и превратили ее в очевидное достоинство", - сказал он. Я подумал, это клево.

В том клипе МакБрайд играл роль MCA - он выбил витрину магазину и стащил оттуда упаковку пива. Не могу представить, чтобы во времена альбома "To The 5 Boroughs" вы сняли такое видео.


Mike D: К сожалению, это полуавтобиографическая история одного нашего друга. Его звали Дейв Скилкен, и он ездил с нами на гастроли, когда все только начиналось. Однажды этот парень разбил урной окно магазина. Никакого пива ему не было нужно, продавцы просто обсчитали его на 20 баксов и тот хотел отомстить.

"Hot Sauce Committee"  должен был выйти еще два года назад. И потом его задержали из-за того, что у Адама Яуча нашли рак.


Адам Горовитц: В основном из-за этого, да.

Как сейчас у него дела?


Mike D: Он проходит курс лечения. Но чувствует себя хорошо. Он бы хотел сидеть здесь с нами. И мы бы тоже хотели.

Его болезнь как-то повлияла на запись пластинки?

Mike D: Да нет. В плане текстов тут нет ничего нового. Просто, когда мы закончили писаться, Адаму поставили диагноз. Это немного выбило нас всех из колеи. Наш друг и соратник был болен раком, плюс это наложилось на то, что запись долго не хотели выпускать. Все как будто остановилось, жизнь поставили на холд. Когда Адаму стало получше, мы снова начали разговоры об альбоме. Это был такой ящик Пандоры - как только мы его открывали, что-то происходило. Мне казалось, будто мы переиздавали альбом, только с той разницей, что никогда его не записывали. Поэтому все успело нас порядком задолбать.

"Hot Sauce Committee" отдает таким олдскульным Нью-Йорком, при этом вы звучите, как квинтэссенция всего нью-йоркского рэпа. Как изменился город за это время?

Адам Горовитц: В городе стало меньше алкашей. Ну, ты понимаешь. Очень много наркоманов, а настоящих алкашей ни одного.

Mike D: Я вот, например, алкаш.

Адам Горовитц: Ты не настоящий. Ты пьешь вино, Майк. Это не то. Если бы раньше ты жил в Ист Сайде и пил вино, тебя бы называли "мажором".

Nas и Santigold тоже присутствуют на вашем альбоме, что делает его еще более нью-йоркским. Nas из Квинса, а Санти из Бруклина.

Beastie Boys - Don't Play No Game That I Can't Win (Feat. Santigold) (Major Lazer Remix)

Mike D: Nas просто убил всех своим куплетом. Мы зафанатели. Видимо, это произошло, потому что песня "Too Many Rappers" не совсем такая, к каким он привык. Сработал шоковый эффект.

Адам Горовитц: Он взрывает этот трек, рассказывая о своем пристрастии к одежде Christian Louboutin. Такой фетишистский рэп получается.

Как Nas вообще к вам попал?

Адам Горовитц: Он просто позвонил нам.

Итак, у вас на пластинке есть интересные гости. А сводил ее Филипп Здар (участник французской электронной группы Cassius - прим. Rap.Ru).

Mike D: Еще один алкоголик-мажор.

Адам Горовитц: И к тому же настоящий француз.

Mike D: Филипп Здар - отец всей этой французской музыки вроде Daft Punk, Phoenix или Air. Он из группы Cassius. C этим человеком было интересно работать. Он очень самоуверенный и волевой, что для нас просто подарок.

Адам Горовитц. Мы же очень ленивые. Нам надо, чтобы кто-то пришел и сказал "Вот, это то, что я хочу! Вы платите мне за то, чтобы я сказал то, что думаю! Я же француз!".

Mike D: Да, когда мы работали, у нас было несколько длинных обедов, ну таких, в европейском стиле. Однажды мы обедали в баре Momofuku Ss?m. У нас был такой ритуал: вечером звукоинженеры делали мастер-диски, а утром мы слушали то, что записали, за завтраком.

Погодите - вы слушали свою музыку прямо в баре?



Mike D: Нет. Хотя было бы круто, конечно. Когда мы писали "Licensed to Ill", после студии мы несли кассеты в клуб и там играли их в диджейской будке. В три часа утра или как-то так. Не знаю, как бы можно было провернуть такое сейчас.

Адам Горовитц: Мы достали бы айподы и включили музыку в ресторане Souen (ресторан макробиотической кухни - прим. Rap.Ru). Хотя я его и не люблю.

Mike D: Почему?

Адам Горовитц: Мы с мамой однажды ходили туда, и я не нашел своей любимой еды.

Возвращаясь к Филиппу Здару: как вы встретились с ним?

Адам Горовитц: Мы с 14 лет занимаемся тем, что ищем крутых парней. Мы делали это еще тогда, когда все только говорили "Да, скоро этот рэп станет чем-то большим!".

Mike D: Нам понравилось, что у Филиппа есть трюфелевое дерево.

Адам Горовитц. Мы представляли себе, как поедем во Францию, будет там записываться в замках и гулять с собаками, которые ищут трюфели. После этого я решил стать сыроделом и варить сыр.

Mike D: Адам даже закончил курсы сыроварения.

Адам Горовитц: Да, это был сырный класс, и нас учили варить сыр. Но их ошибка была в том, что сначала они дали нам попробовать вина, шампанского и всего остального. Мы с женой просто выпили все бухло. Я не помню, что было дальше, но было круто.

Mike D:  Чтобы варить сыр, тебе понадобится завести козу. Думаешь, в Манхеттене это разрешено?

Адам Горовитц: Ну, у моего друга однажды жил цыпленок.



Майк, если Адам станет сыроделом, тебе нужно стать сомелье. Откроете вместе свой ресторанчик.

Mike D: Может нам вообще пожениться и открыть маленький мотель? Правда, для этого придется уехать в Вермонт, где такие браки разрешены.

Адам Горовитц: Звучит прекрасно, Майк.

Вы были номинированы в Зал Славы Рок-н-Ролла, но не попали туда.

Адам Горовитц: Я иногда думаю, что это даже хорошо. Мы до сих пор остаемся группой. Как раньше, когда мы были маленькими панками и не слушали всю тогдашнюю поп-музыку.

Mike D: Я не думаю, что Devo попали в Зал Славы Рок-н-Ролла.

Адам Горовитц: И The B-52's там тоже нет. Если их нет в Зале Славы, то нафига нам туда?

Вы выступаете долгое время и у многих людей разного возраста есть какие-то воспоминания о вашей музыке - когда ваши песни стали саундтреком их жизни.


Mike D: Да, нам пришлось взрослеть на глазах у всего мира. Люди, которые начали слушать нас, прошли через все то же, что и мы.

Адам Горовитц: Я думаю, из-за того, что мы долго выступаем и записали при этом не сильно много альбомов, мы в каком-то смысле выросли вместе. Если бы мы выпускали по пластинке каждый год, рост не был бы так заметен.

Mike D: Ты же не замечаешь, как растут твои дети. Здесь то же самое. А потом приезжает бабушка и говорит "О, какими большими вы стали".

Адам Горовитц: Это как если, например, твой дядя все просрет, но потом каким-то образом выберется из этого дерьма.





data-matched-content-rows-num="3" data-matched-content-columns-num="3" data-matched-content-ui-type="image_card_stacked" data-ad-format="autorelaxed">
comments powered by Disqus


Профайлы

0 - 9 | A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z | А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я